Каталог уникальных статей

Окт 3

Игра вслепую, т. е. не глядя на доску, известна уже более 1000 лет, еще со времен шатранжа. Один из основоположников современных шахмат А. Филидор публично выступал с сеансами одновременной игры вслепую; современники поражались его феноменальной памяти и одновременно опасались за его здоровье, так как полагали, что игра не глядя на доску требует чрезвычайно большого нервного напряжения.

Прошло несколько десятилетий, и в XIX в. игра вслепую стала весьма популярной. За редким исключением все выдающиеся шахматисты — П. Морфи, Л. Паульсен, В. Стейниц, А. Блэкберн, М. Чигорин, И. Цукерторт, Г. Пильсбери и др. в середине и в конце XIX в. играли не глядя на доску и выступали с сеансами одновременной игры вслепую. Число досок в таких сеансах постепенно возрастало, их стали строго учитывать и фиксировать рекордные по количеству досок выступления.

в 1858 г. Морфи весьма успешно давал сеансы вслепую на 8 досках в Бирмингемском шахматном клубе в Англии и в кафе «Режанс» в Париже. Против него выступали многие сильные шахматисты Англии и Франции; некоторые партии, сыгранные в этих сеансах, были весьма содержательны и красивы, так что они были опубликованы в периодической печати, а затем украсили хрестоматии и учебники. Сейчас рекордным считается выступление молодого венгерского шахматиста Я. Флеша, сумевшего успешно провести сеанс одновременной игры в Будапеште в 1960 г. на 52 досках с результатом +31 — 3 = 18.

Почти все сеансеры отмечали, что одновременная игра на многих досках вслепую весьма утомительна, так как требует очень большого нервно-эмоционального напряжения. Некоторые жаловались на ухудшение самочувствия в течение нескольких дней после сеанса. Известно, например, что после утомительного, длившегося больше 10 часов сеанса в Сан-Пауло в 1946 г. гроссмейстер М. Найдорф был вынужден обратиться за медицинской помощью, по-видимому, в связи с развившимся у него гипертоническим кризисоом.

Как-то сеанс на 40 досках вслепую дал чемпион мира Г. Каспаров, ранее таких сеансов не проводивший. Он отметил трудность игры вслепую, вызвавшую у него значительное утомление.
Таким образом, погоня за рекордами в сеансах одновременной игры вслепую не безопасна для здоровья. В то же время высококвалифицированные шахматисты в ходе турнирной партии в большей или меньшей степени анализируют и проигрывают различные варианты в уме вслепую, так что игра не глядя на доску является одним из компонентов их профессиональной деятельности.

Практика показывает, что играть, а также анализировать позицию вслепую некоторым, даже высококвалифицированным шахматистам трудно, другие (и таких большинство) справляются с этой задачей без значительных усилий. По-видимому, это различие обусловлено как разным уровнем навыков игры не глядя на доску, так и индивидуальными особенностями мышления.
Можно предположить, что трудно играть тем, кто практически не пытался научиться играть вслепую, и тем, у кого слабо развито образное мышление.

Опыт обучения на кафедре шахмат свидетельствует о том, что практически все студенты, начиная с 1-го разряда и выше, могут научиться играть вслепую за относительно короткий срок. Полезность игры не глядя на доску для студентов, по мнению канд. пед. наук Б. А. Злотника, объясняется тем, что она способствует приобретению таких навыков работы с шахматным материалом, которые расширяют и обогащают игровые и педагогические возможности шахматиста и тренера.

Теперь остановимся на причине того, почему игра не глядя на доску снижает уровень игровых возможностей шахматистов, особенно тех, кто систематически не играл вслепую. Проведенные эксперименты, а также данные других исследователей позволяют предположить, что такая значительная и непривычная игровая нагрузка вызывает относительно быстрое утомление, в результате которого у некоторых шахматистов появляется «туннельный» эффект видения позиции, т. е. фиксация в памяти только той части доски, на которой происходят наиболее важные события.

Большой интерес представляет для психофизиологов расшифровка механизмов мышления, которые определяют индивидуальные способности шахматистов играть вслепую.
Были специально выбраны наиболее трудные шахматные нагрузки в форме игры в блиц вслепую для того, чтобы оценить психофизиологические сдвиги, которые возникают у шахматистов в состоянии стресса.

В проведенном экспериментальном исследовании был использован комплекс физиологических и психологических методов, включавший: запись биотоков мозга — электроэнцефалографию (ЭЭГ), запись биотоков сердца — электрокардиографию (ЭКГ), определение минимального и максимального артериального давления крови (АД), частота пульса (ЧП) и частоты дыхания (ЧД), скорости решения элементарных вычислительных операций, скорости выполнения логических задач и скорости слежения.

Запись ЭЭГ осуществлялась биополярно — оба электрода располагались на коже черепа в отведении лоб-затылок (F — 0). При таком способе регистрации аплитуда альфа-ритма достигала максимальных значений и поэтому изменения этого основного ритма можно было хорошо прослеживать. Проводилась запись как фоновой ЭЭГ, так и запись ее во время деятельности, т. е. в процессе игры в шахматы в блиц вслепую с контролем времени (5,7 и 30 минут). Определение частоты дыхания и пульса проводилось как во время игры, так и после ее окончания с помощью пневмо- и кардиотахографа.

Артериальное давление крови определялось по общепринятому манжетному методу Короткова. Измерения проводились в динамике: перед началом игры, после 2-3, 5-6 и всех сыгранных в высоком темпе партий. Частоту пульса определяли за 15-30 секунд.

Метки: